22

Доабортное консультирование. Зачем?

Аборт — это серьёзная психологическая травма для любой женщины и решиться на него — это серьёзная психологическая проблема. Нужно не отговорить женщину, а помочь ей определиться в приоритетах.
Демографическая политика Российской Федерации, утвержденная Указом Президента от 09.10.2007 № 1351, направленная на сохранение репродуктивного здоровья, снижение уровня смертности, увеличение рождаемости и продолжительности жизни населения, коснулась и штатных нормативов лечебных учреждений. Теперь в женских консультациях предусмотрена должность психолога. В обязанности психолога входит обязательное психологическое консультирование каждой женщины, обратившейся за направлением на прерывание беременности. Позиция и врача гинеколога, и психолога – «за сохранение беременности».

Так зачем женщину, пришедшую на аборт, направляют на консультацию к психологу? Если вы думаете, чтобы отговорить – вовсе нет, не отговорить, а помочь женщине повысить степень осознанности ситуации, ведь многие из тех, кто решается на аборт, делают это неосознанно. Незапланированная беременность это всегда шок для женщины, даже в семье, не говоря уже о молодых незамужних девушках. Кто — то решается на аборт по молодости, из-за испорченных отношений с партнером, по незнанию о последствиях, кто-то из-за сиюминутных обстоятельств, под внешним давлением, по причине других планов, из-за непонимания ценности жизни, да иногда и просто по глупости.
Но практически никогда не бывает единственной проблемы, решение прервать беременность – это верхушка айсберга. Задача психолога – вскрыть основной болевой момент, ту причину, которая подводит женщину к этому решению.
Основная проблема консультирования таких женщин, заключается в том, что, как правило, эти женщины не являются истинными клиентами, они «немотивированы». Поэтому женщину к психологу направляет врач. Направляет практически насильно, мотивируя ее тем, что по закону, она должна пройти консультацию психолога, и еще, направление на прерывание она сможет получить только через 7 дней, после обращения (то же по закону, эти 7 дней даются на размышление). Вот и получается такая ситуация для женщины, что и врач, и психолог, пытаются якобы отговорить ее, а государство препятствует ей в принятии ее личного решения. И женщина всем своим видом и поведением на консультации выражает протест, иногда, враждебность, и даже демонстративный отказ обсуждать свое решение.
«Зачем мне психолог? Почему я должна обсуждать свое решение с кем бы то ни было? Я взрослый человек, я все обдумала и взвесила, мне не требуется больше никаких доводов, не надо меня отговаривать.
Я очень спешу, мне некогда, мне надо на работу, за ребенком и куда-то там еще.
Поставьте мне быстренько отметку, что мы с вами побеседовали, и я пойду. Все, я уже приняла решение!»- говорит женщина, стоя в дверях моего кабинета и боясь переступить порог.
Поэтому первая задача психолога – постараться преодолеть естественное сопротивление «неистинного», «немотивированного» клиента и сделать все возможное, чтобы она заняла позицию истинного. Поэтому, очень важно, в какой форме будет сделано конкретное предложение о консультации, конкретной женщине.
Многие годы в нашем государстве в умах женщин формировалась такая модель отношения к незапланированной беременности: « Это мое тело, это моя беременность, и только я имею право решать, быть мне беременной или нет!» Для некоторых женщин, особенно молодых, не имеющих еще опыта материнства, это еще не ребенок, не человечек, даже не эмбрион, а просто незапланированный факт. Многие женщины на ранних сроках считают нерожденного ребенка просто частичкой, кусочком своего тела, и если я не хочу этот кусочек плоти, то пойду и избавлюсь, вырежу его, как аппендицит, например.
Так вот задача психолога как раз и заключается в том, чтобы не отговорить «вырезать ненужный факт», а в том, чтобы женщина сама поняла причину и мотив своего решения, который ей в ситуации стресса пока и самой еще не ясен. Иногда только на консультации женщина честно признается себе в том, что является истинной причиной аборта. И это и есть осознавание того, что с ней происходит сейчас. Осознание, что выбора у женщины быть, или не быть ее ребенку уже нет, она уже беременна, она уже мать. И от нее зависит только то, каким образом ребенок покинет ее тело – живым во время родов, или мертвым, по кускам, во время аборта.
Аборт — это серьёзная психологическая травма, которая даёт о себе знать через годы (!) после его совершения. Для любой женщины решиться на него — это серьёзная психологическая проблема. Нужно не отговорить женщину, а помочь ей определиться в приоритетах.
Принимать решение об аборте юридически предоставлено женщине, право отца ребенка фактически здесь не учитывается. Мужчина может только косвенно участвовать в принятии этого решения. И многие мужчины так и говорят: «Решай сама». А знаете, что одна из самых частых причин аборта – это «нестабильные отношения с отцом ребенка»? И если бы женщина получила поддержку в этот момент от своего мужчины, от родителей и хоть от кого ни будь, то и вопрос об аборте, может быть, и не возник. Вопрос поддержки очень важен для женщины, и психолог иногда, и оказывается этой единственной поддержкой.
Психологу приходится в рамках одной консультации проводить работу сразу в нескольких направлениях, ведь шансов на повторную консультацию нет. Это работа с причинами аборта, повышение степени осознанности ситуации, формирование позитивного образа будущего, пробуждение материнских чувств, обсуждение трудностей в семейной системе, обсуждение экзистенциальных вопросов.
Еще раз повторюсь, задача психологического доабортного консультирования — не предотвратить аборт любой ценой. Допустим, мы «запретим» женщине сделать аборт. Такая практика вводилась в политике некоторых государств, да и в нашем тоже. В результате на свет появляются дети, ненужные родителям. Запрещать — это не выход. Либо пополнять дома малюток и детские дома — насколько эти люди будут счастливы? Вопрос сложный.
Так Зачем женщину, пришедшую на аборт, направляют на консультацию к психологу? Пока у нас не сформировано никакой методологии доабортного консультирования. Но из своего четырёхлетнего опыта работы в женской консультации поликлиники я знаю, что 20% женщин готовы изменить решение об аборте, если получают вовремя поддержку. И за эти годы нашей совместной работы — врачей гинекологов, психолога — у нас появилась еще одна или уже две группы в детском саду, детей, которые сначала были «незапланированными», а потом стали любимыми и желанными.

Федореева Т.В.
психолог